24 727 / 2 479
Зарегистрировано пользователей: 24 727
Подтвержденных профилей врачей: 2 479
COVID-19: последние данные
COVID-19: последние данные

В клетках организма есть что-то вроде сигнализации. После заражения они «включают» оборонительный режим, за старт которого ответственны интерфероны. Иногда этого достаточно, чтобы подавить инфекцию — но не в случае с SARS-CoV-2. Об этом пишет The Atlantic. В отличие от антител, интерфероны продуцируются независимо от того, что заразило клетки. Принятый сигнал тревоги вызывает изменения в клеточной оболочке и запускает производство защитных белков.

Сбой на раннем этапе может нарушить последующий иммунный ответ. Исследования показывают, что у людей со слабым или медленным интерфероновым сигналом COVID-19 намного чаще протекает в тяжелой форме. Та же закономерность заметна у пациентов, у которых собственные антитела нападают и разрушают интерфероны.

Коронавирусы способны преодолеть интерфероновую защиту. Один из самых успешных — MERS-CoV, возбудитель ближневосточного респираторного синдрома: он практически полностью подавляет выработку интерферонов. SARS-CoV-2 ему намного в этом уступает и, по мнению одного опрошенного эксперта, вряд ли с ним сравнится в обозримом будущем.

Правда, эксперименты с клетками, подвергнутыми воздействию интерферонов, показали, что варианты «дельта» и «омикрон» проникают внутрь легче, чем некоторые их предшественники. Возможно, в том числе благодаря этому данные штаммы столь легко распространились по планете. Ученые не исключают, что в ходе эволюции эта способность SARS-CoV-2 усилится. Тогда эффективность лекарств и вакцин может снизиться.

Впрочем, коронавирус вряд ли будет совершенствоваться бесконечно. Во-первых, усиление одной способности может ослабить какую-то другую. Во-вторых, в организме человека много разных интерферонов, и маловероятно, что получится заглушить их все.

На сегодняшний день ученые проверяют лекарства на основе интерферонов. Пока по-настоящему обнадеживающих результатов нет, но, по мнению участника одной из исследовательских групп, это дело времени.

Дело осложняется тем, что SARS-CoV-2 может передаваться и от людей животным, и в обратном направлении. Но сейчас считается, что почти всегда осуществляется первый сценарий. Этому находят разные объяснения. Наиболее правдоподобное — у животных намного ниже вирусная нагрузка, а заразны они совсем недолго.

Хотя, вероятно, животные заражаются чаще, чем кажется. В исследовании, опубликованном в июне, следы перенесенной инфекции обнаружились у 52% кошек и 41% собак.

Возвращаясь к контагиозности людей, следует отметить, что правила и рекомендации по самоизоляции пациентов с COVID-19 несколько раз пересматривались: сначала речь обычно шла о двух неделях, но сейчас, например, Центр по контролю и профилактике заболеваний США советует не контактировать с людьми всего пять дней. Многие ученые считают, что это слишком короткий срок.

Чтобы рассчитать, как долго инфицированные остаются заразными, ученые используют косвенные показатели. Например, в течение нескольких дней берут мазки и пробуют вырастить вирусные частицы в клеточных культурах. Из экспериментов следует, что через десять дней пациент с перенесенным COVID-19 больше не представляет опасности.

Второй метод — измерение количества вирусной РНК с помощью ПЦР-теста. Его преимущества в том, что для работы не требуется лаборатория третьего уровня безопасности, а проверить можно сотни людей. Недавно опубликованные результаты исследования, где его применили, указывают, что существенная доля больных COVID-19 остается заразной на седьмой-десятый дни независимо от варианта вируса и числа полученных прививок.

Эксперты оговариваются, что из-за противовирусных средств — в статье идет речь о «Паксловиде» — человек гипотетически может быть заразным дольше. Используемые вакцины против COVID-19 все еще хорошо защищают от тяжелого течения болезни и смерти, но не от заражения. Было бы здорово иметь препараты, которые защищают от новых и будущих вариантов SARS-CoV-2, а еще лучше — и от других коронавирусов. Но разработчики вакцин сталкиваются с рядом трудностей. По версии Science, в их числе — сокращение финансирования, материалов для производства (например, недостаток липидных частиц, которыми покрывают мРНК вакцины). Эффективность лекарств зависит и от способа введения вакцин и от срока их хранения.

При этом разработку «панкоронавирусных» препаратов — например, тех, что защищают от осложнений из-за инфицирования всеми возможными вариантами SARS-CoV-2, в том числе — от бета-коронавирусов и SARS-подобных возбудителей простуды осложняет невозможность проведения привычных клинических исследований: у большинства людей за время пандемии появился иммунитет к SARS-CoV-2, который влияет на то, как иммунная система воспримет новые препараты.

Одна из уязвимых систем, «близко» и часто бессимптомно переносящих воздействие вируса — сердечно-сосудистая. Необходимость подключения дополнительной терапии, тем не менее, можно спрогнозировать на основании неявных признаков острой вирусной инфекции и постковидного синдрома. О них расскажут ведущие терапевты, кардиологи, ученые Сибирского и Уральского округов 8 сентября в рамках онлайн-школы Therapy school «Постковидный синдром: практические рекомендации от сибирских ученых».

Мероприятие будет аккредитовано баллами НМО. Присоединяйтесь к трансляции, задавайте вопросы, обменивайтесь опытом! Программа и бесплатная регистрация уже доступны по ссылке: https://therapy.school/events/08092022/


Источники материала для статьи:
https://nauka.tass.ru/nauka/15405425
https://nauka.tass.ru/nauka/15344225

КОММЕНТАРИИ 0
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий