24 727 / 2 479
Зарегистрировано пользователей: 24 727
Подтвержденных профилей врачей: 2 479
История медицины. Трансплантология

В честь прошедших 17 сентября Всемирного дня донора костного мозга и Международного дня хирурга сегодня в разделе «История медицины» — очерк о развитии трансплантологии.

Трансплантология — сравнительно «молодая» наука, появившаяся в XIX веке с диссертации французского ученого Пауля Берта на тему «О трансплантации тканей у животных». Правовое обеспечение трансплантология получила лишь в 60-е годы ХХ века.

Тем не менее, идея пересадки органов от одного человека к другому встречается уже в древнейшем медицинском трактате «Папирус Эберса» (созданном в Древнем Египте примерно в XVI веке до н.э.). А знаменитый римский ученый Цельс (II век) писал о пересадке кожи и утверждал, что трансплантаты превосходно приживаются на новом месте.

С падением Древнего Рима в Европе о трансплантации позабыли, так как церковь запрещала производить вскрытия, отрицала хирургию и иные активные вмешательства в тело человека, считая его неприкосновенным.

Несмотря на это, в христианской традиции известны святые Косма и Дамиан (в православии Кузьма и Демьян) — покровители врачей, особенно хирургов. Изображения братьев нередко помещаются на медицинских эмблемах. Святые давно стали частью культурного наследия и легенды приписывают им первые трансплантологические успехи.

В православной традиции братья — врачи-бессребреники, исцеляющие не только людей, но и животных. Они жили во второй половине III – начале IV вв.. Поскольку до закрепления в медицинской практике рутинного употребления антибиотиков и двойных слепых исследований ещё оставалось множество веков, братья полагались на веру и чудо. По сведениям апокрифов, Бог отвечал на их молитвы: необыкновенная выживаемость пациентов и прекрасные клинические показания вызывали зависть коллег и подозрения власть имущих в колдовстве. Вообще успешных врачей на заре медицины было принято сжигать, или топить, или активно подозревать в колдовстве (и, как следствие, сжигать или топить).

Особенно важным пунктом были разногласия в вероисповедании – и если братья придерживались христианской традиции, а их оппоненты – языческой, то в ряде апокрифов это заканчивалось мучительной смертью первых.

В католической версии все немного по-другому, но основной мотив бессребреничества остается прежним. Главным отличием служит то, что, по описаниям католической традиции, братья провели первую успешную трансплантацию: заменили больную ногу здоровой (этот легендарный момент запечатлен на картине «Святые Косма и Дамиан пересаживают ногу» художника Лос Балбасеса, написанной в конце XVI века).

Изображенная на картине сцена соответствует «Золотой легенде» Иакова из Ворагина, датированной 1257 годом. Вот что он пишет об этих святых: «Феликс, восьмой папа после Св. Григория, построил в Риме церковь в память о Святых Косме и Дамиане. И был там человек с большой язвой на ноге, который истово служил этим мученикам. Когда он спал, святые мученики Косма и Дамиан явились их благочестивому служителю. Они несли с собой инструменты и мазь. Один из них спросил — где мы возьмём плоть, чтобы заполнить его недостаток? Другой ответил — вот, есть эфиоп, который умер сегодня и недавно похоронен на кладбище Св. Петра, давай возьмём его плоть и заполним рану. Человек проснулся, и увидел, что его нога больше не болит, но здоровое бедро кажется ему чужим. Когда же открыли гроб того мавра, у него оказалась больная нога вместо бывшей у него здоровой».

Учитывая количество ангелов и чудес, функционирующих в повествованиях о братьях, очевиден легендарный характер этих сказаний. Однако они наглядно подтверждают давность идеи о необходимости пересадки человеческих органов, тканей и конечностей.

Как метод научного эксперимента трансплантация началась с опытов английского учёного Дж. Эвелина (Ивлина), который в 1662 пересадил шпору петуха на его гребень. Позднее при помощи зародышевых ауто- и гомотрансплантации исследовались закономерности развития центральной нервной системы, глаза, внутреннего уха и конечностей; было установлено влияние одних частей зародыша на другие; показано, что при пересадке участка эктодермы (из места, где образуется нервная пластинка) со спинной стороны зародыша позвоночного животного на брюшную сторону, в зависимости от стадии развития, результаты будут различными: на более поздних стадиях этот участок развивается на новом месте в нервную пластинку, на более ранних — образует только покровный эпителий.

Трансплантация применялись и для изучения закономерностей послезародышевого развития, например метаморфоза земноводных, а также для изучения функции желёз внутренней секреции, например гипофиза, половых желёз. Путём трансплантации отдельных долей гипофиза животным с предварительно удалённым гипофизом удалось выяснить, какие гормоны выделяет эта железа.

Трансплантация половых желёз помогла выяснить закономерности развития вторичных половых признаков. Использование трансплантации позволило глубже изучить регенерацию, в частности выяснить значение отдельных тканевых компонентов органа, способного к регенерации (например, конечностей и хвоста у хвостатых земноводных), для направления этого процесса. Большое значение имели также соединения двух более или менее одинаковых по размеру частей (например, половин двух организмов) — сращивания, или конплантации.

Трансплантация и донорство органов не могли появиться в науке и клинической практике одномоментно. В отличие от хирургии, которая совершенствовалась поэтапно, чтобы успешно пересадить человеку органы и ткани, требовался большой багаж научных знаний: как работает организм человека, какие механизмы управляют клетками в его тканях. И конечно, усовершенствованное мастерство сшивания сосудов, знания об иммунологии и многое-многое другое.

Только в конце XIX века врачи-исследователи вплотную приблизились к идее того, что можно не только срастить поврежденные ткани на теле человека (как закрывается хирургический разрез или ранка на сбитой коленке), но даже отделить ткань или орган полностью и перенести его в другой организм. В мировую науку и практику неоценимый вклад внесли отечественные исследовали.

Работы Николая Ивановича Пирогова заложили основу современной пересадки тканей и кости. Во второй половине XIX века научное сообщество обсуждало трансплантологию как часть пластической хирургии — речь шла преимущественно о восстановлении носа, необходимости закрыть крупные повреждения на теле (от болезни или ранений), трансплантации кости, чтобы сохранить человеку здоровье, а зачастую и жизнь.

В одной из своих лекций Пирогов обратил внимание на то, что самые лучшие лекарства, которые имелись на тот момент в арсенале врача, существенно уступали тем удивительным процессам восстановления, на которые способен организм человека: «Наши лучшие средства, пластыри, швы, — писал он, — все принадлежности хирургической перевязки представляются мелочными, исчезают в ничтожестве пред этим чудным явлением, на познании которого хирург основывает самые смелые свои надежды при делании пластических операций».

Он же отмечал, что если оставалось хотя бы небольшое сообщение отделенного сосуда или ткани с организмом, то «хирург уже может льстить себя надеждой на полный успех срастения этой части с телом». Эти выводы оказались чрезвычайно важны для последующего развития трансплантологии в России и в мире, потому как именно на этом строилось впоследствии все учение о перемещении органов и тканей из одного организма в другой. Монография Пирогова «О пластических операциях вообще, о ринопластике в особенности» (1835) стала настольной книгой для целого поколения трансплантологов и пластических хирургов.

Труды по трансплантации кости проводили уже последователи Пирогова. Одним из таких специалистов был Михаил Руднев, который вместе со своими учениками подтвердил, что костный мозг является важным органом для образования кости, а в некоторых случаях только костный мозг обеспечивает приживление трансплантата. С момента открытия российских исследователей принято считать подтвержденным учение о том, что костный мозг участвует в процессе образования кости. Тогда же проводились первые опыты по восстановлению костей черепа.

Наиболее известен случай, описанный в журнале «Врач» (1883, № 13, с. 207): в начале того же года врач пересадил 71-летнему мужчине три части кости собаки для восстановления функции сустава надколенника. Это был первый описанный случай трансплантации от животного к человеку.

Попытки пересадить ткани животного человеку не всегда заканчивались успехом. Однако в работе врача-исследователя отрицательный результат дает понять, в какую сторону двигаться не стоит. Так, уже в последние годы XIX века стало ясно, что попытки пересадить человеку кожу, взятую у животного, не принесут пользы. Сам Пирогов, который уже в то время не практиковал, но внимательно следил за всем, что происходит в этой области, назвал такие опыты «биологической погрешностью».

А вот довольно смелая для 1980 года идея о пересадке кожи от умершего человека, напротив, была встречена с интересом. Оказалось, что ткани эпителия остаются жизнеспособными довольно долго после смерти человека, поэтому их можно использовать для трансплантации. Позднее хирурги на практике убедились в невозможности истинного приживления кожи, взятой от трупа. Пересаженный лоскут бесследно исчезал под воздействием лейкоцитов примерно через 1–2 месяца. Но иногда даже этого выигранного времени хватало, чтобы битва за жизнь и здоровье пациента завершилась успешно.

Поистине эпохальное для всей мировой науки и для трансплантологии в частности открытие произошло в конце XIX века, и связано оно с трудами великого русского биолога Ильи Мечникова, получившего впоследствии Нобелевскую премию за теорию иммунитета.

Возникновение инфекционной и неинфекционной иммунологии, в том числе трансплантационной, дало объяснение процессам, происходящим в пересаженных тканях. Также оно позволило врачам, занимающимся трансплантационной деятельностью, понять, почему вроде бы прижившиеся кожные лоскуты «таяли» на глазах, а другие и вовсе отторгались организмом реципиента.

В начале ХХ века на счету специалистов было множество много попыток трансплантации тканей и костей. Согласно архивным документам, уже в 1922 году профессор Московского университета хирург Петр Герцен заявил о необходимости создания отделения экспериментальной хирургии, в том числе для трансплантационной деятельности. Эту идею поддержал другой известный русский хирург Николай Бурденко.

Научное знание в тот период развивалось стремительно: успехи в естественных науках подталкивали в развитии экспериментальную и клиническую медицину, так что уже в 1931 году появилось сообщение о возможности пересадки сердца от одного тритона другому.

Б.Д. Морозов в 1931 г. в своем труде «Рабочая книга по биологии» описывал опыты с данной операцией: второе сердце, взятое от другого тритона, пересаживалось в мышцу живота. Пересаженное сердце приживалось и продолжало сокращаться, причем сокращалось с такой же скоростью, с какой билось собственное сердце тритона, но нервные связи пересаженного сердца, по словам автора, не восстанавливались.

Несмотря на очевидные первые успехи названных авторов, Е.А. Татаринов в книге «Руководство по патологической физиологии» писал: «Истинная пересадка сердца, т. е. замена одного сердца другим, даже у амфибий, возможна лишь в условиях ранней эмбриональной стадии развития организма».

Прорыв в развитии мировой и отечественной трансплантологии, в первую очередь, связывают с именем Владимира Петровича Демихова. Начиная с 1946 года он регулярно проводил уникальные операции по пересадке внутренних органов собакам.

К значимым событиям в работе Демихова можно отнести операции по пересадке мозга и первую имплантацию искусственного сердца. В 1960 году хирург подготовил книгу «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», ставшую первой в мире монографией по трансплантологии. Два года спустя книгу «мирового отца трансплантологии» переиздали в Нью-Йорке, Берлине, Мадриде.

Первую в мире пересадку сердца сделал Кристиан Барнард в больнице Грооте-Схур в Кейптауне в 1967 году. При этом врач неоднократно отмечал, что именно русского ученого и врача Владимира Демихова считает своим учителем.

Однако для отечественной трансплантологии «поворотный» год наступил двумя летами ранее — когда в нашей стране состоялась первая успешная пересадка почки.

Выполнена она была хирургом Борисом Васильевичем Петровским. С тех пор эта операция стала рутинной, вошла в арсенал хирургов и является самой распространенной в России и мире трансплантацией.

Накопленные знания и опыт привели к стремительному развитию трансплантологии и многим успешным практикам. Так, уже в 1987 году в России была выполнена первая успешная пересадка сердца от умершего человека молодой женщине.

Всего за несколько месяцев до операции смерть человека стали констатировать по «смерти мозга». Профессор Шумаков, его соратники и ученики добивались этого несколько десятилетий. И как только это признали законным, стало возможно развивать трансплантационную деятельность и внедрять ее в клиническую практику.

25-летняя Александра Шалькова болела кардиомиопатией, после операции по пересадке сердца она прожила еще 8,5 лет, успев выйти замуж. Как отмечал в одном из интервью Шумаков, молодая женщина умерла из-за собственной неосторожности, так как не приняла вовремя иммуносупрессоры, из-за чего началось отторжение пересаженного органа. Тогда же в НИИ трансплантологии и искусственных органов МЗ СССР было создано отделение коронарной хирургии и трансплантации сердца. Сейчас весь центр носит имя Валерия Шумакова.

Важным достижением в мировой и отечественной трансплантологии стала пересадка правой доли печени от живого родственного донора в ноябре 1997 года. Операцию провел Сергей Готье. Сейчас пациент Алексей Мишин уже взрослый человек, работает программистом, любит путешествовать.

Трансплантологи продолжают научную и практическую работу, которая ведет к открытиям и новым успехам. Так, в России состоялась уникальная для всего мирового сообщества успешная операция по трансплантации сразу трех органов девятилетнему ребенку. Операция позволила Мише из села Таранай под Южно-Сахалинском жить и развиваться, подобно сверстникам. Еще в младенчестве у мальчика обнаружили муковисцидоз. Болезнь поразила печень и легкие малыша так, что стало понятно: ему нужны новые органы. Операция длилась 16 часов и прошла успешно.

В 2020 году вьетнамские хирурги успешно пересадили мужчине новую кисть левой руки, которую ранее ампутировали у другого пациента. Пациент получил производственную травму, и врачам пришлось ампутировать ему часть левой руки. В военный госпиталь также поступил другой мужчина, который тоже пострадал на работе, попав под конвейерную ленту и повредив предплечье. Медики пытались спасти руку пациента, однако три недели лечения так и не принесли никаких результатов: в области локтя началась гангрена, поэтому было принято решение отсечь конечность. Однако кисть руки не была повреждена, и мужчина согласился добровольно пожертвовать ее другому человеку. Поскольку руку реципиента ранее уже подвергали неоднократным операциям, а сам он пережил инфекции и некроз, врачи переживали, что конечность от донора может не прижиться, но после долгих консультаций все же решились на процедуру. Спустя более чем месяц после операции, которая длилась восемь часов (медики соединили 36 мышц, две кости и много других тканей), пациент уже может самостоятельно двигать пальцами и держать в руке предметы.

Развитие трансплантологии и донорства органов уже гораздо меньше зависит от новых знаний. Сейчас основной проблемой является «искусственный» дефицит донорских органов. Государственная политика в России создает необходимые механизмы для того, чтобы трансплантационная деятельность развивалась. Именно в этих условиях на первый план выходят информированность общества в вопросах донорства, а также готовность врачей в больницах и организаторов здравоохранения в регионах налаживать трансплантационную деятельность.

Готовность людей к посмертному донорству и принятие в обществе идеи того, что это один из способов проявления бескорыстной помощи, уже сейчас позволяют спасать жизни тех, кому все известные способы лечения уже помочь не могут. И речь здесь идет о спасении нескольких тысяч жизней ежегодно.

Считаете ли вы этичным подобное «самопожертвование»?
Нам интересно знать Ваше мнение!

Источники: https://www.kommersant.ru/doc/3446520

https://kriorus.ru/content/Istoriya-transplantologii

https://rustransplant.com/svyatye-ugodniki-kak-v-hristianskih-apokrifah-poyavilis-transplantologi/

https://tass.ru/obschestvo/9739673?utm_source=google.ru&utm_medium=organic&utm_campa...

https://naked-science.ru/article/medicine/vo-vetname-proveli-pervuyu-v-mire-operatsiyu-po-transplant...

https://cyberleninka.ru/article/n/istoki-otechestvennoy-transplantologii-podvizhnichestvo-n-p-sinitsyna

История медицины. Трансплантология
  • 1322
  • 0

История медицины. Трансплантология

В честь прошедших 17 сентября Всемирного дня донора костного мозга и Международного дня хирурга сегодня в разделе «История медицины» — очерк о развитии трансплантологии.

Трансплантология — сравнительно «молодая» наука, появившаяся в XIX веке с диссертации французского ученого Пауля Берта на тему «О трансплантации тканей у животных». Правовое обеспечение трансплантология получила лишь в 60-е годы ХХ века.

Тем не менее, идея пересадки органов от одного человека к другому встречается уже в древнейшем медицинском трактате «Папирус Эберса» (созданном в Древнем Египте примерно в XVI веке до н.э.). А знаменитый римский ученый Цельс (II век) писал о пересадке кожи и утверждал, что трансплантаты превосходно приживаются на новом месте.

С падением Древнего Рима в Европе о трансплантации позабыли, так как церковь запрещала производить вскрытия, отрицала хирургию и иные активные вмешательства в тело человека, считая его неприкосновенным.

Несмотря на это, в христианской традиции известны святые Косма и Дамиан (в православии Кузьма и Демьян) — покровители врачей, особенно хирургов. Изображения братьев нередко помещаются на медицинских эмблемах. Святые давно стали частью культурного наследия и легенды приписывают им первые трансплантологические успехи.

В православной традиции братья — врачи-бессребреники, исцеляющие не только людей, но и животных. Они жили во второй половине III – начале IV вв.. Поскольку до закрепления в медицинской практике рутинного употребления антибиотиков и двойных слепых исследований ещё оставалось множество веков, братья полагались на веру и чудо. По сведениям апокрифов, Бог отвечал на их молитвы: необыкновенная выживаемость пациентов и прекрасные клинические показания вызывали зависть коллег и подозрения власть имущих в колдовстве. Вообще успешных врачей на заре медицины было принято сжигать, или топить, или активно подозревать в колдовстве (и, как следствие, сжигать или топить).

Особенно важным пунктом были разногласия в вероисповедании – и если братья придерживались христианской традиции, а их оппоненты – языческой, то в ряде апокрифов это заканчивалось мучительной смертью первых.

В католической версии все немного по-другому, но основной мотив бессребреничества остается прежним. Главным отличием служит то, что, по описаниям католической традиции, братья провели первую успешную трансплантацию: заменили больную ногу здоровой (этот легендарный момент запечатлен на картине «Святые Косма и Дамиан пересаживают ногу» художника Лос Балбасеса, написанной в конце XVI века).

Изображенная на картине сцена соответствует «Золотой легенде» Иакова из Ворагина, датированной 1257 годом. Вот что он пишет об этих святых: «Феликс, восьмой папа после Св. Григория, построил в Риме церковь в память о Святых Косме и Дамиане. И был там человек с большой язвой на ноге, который истово служил этим мученикам. Когда он спал, святые мученики Косма и Дамиан явились их благочестивому служителю. Они несли с собой инструменты и мазь. Один из них спросил — где мы возьмём плоть, чтобы заполнить его недостаток? Другой ответил — вот, есть эфиоп, который умер сегодня и недавно похоронен на кладбище Св. Петра, давай возьмём его плоть и заполним рану. Человек проснулся, и увидел, что его нога больше не болит, но здоровое бедро кажется ему чужим. Когда же открыли гроб того мавра, у него оказалась больная нога вместо бывшей у него здоровой».

Учитывая количество ангелов и чудес, функционирующих в повествованиях о братьях, очевиден легендарный характер этих сказаний. Однако они наглядно подтверждают давность идеи о необходимости пересадки человеческих органов, тканей и конечностей.

Как метод научного эксперимента трансплантация началась с опытов английского учёного Дж. Эвелина (Ивлина), который в 1662 пересадил шпору петуха на его гребень. Позднее при помощи зародышевых ауто- и гомотрансплантации исследовались закономерности развития центральной нервной системы, глаза, внутреннего уха и конечностей; было установлено влияние одних частей зародыша на другие; показано, что при пересадке участка эктодермы (из места, где образуется нервная пластинка) со спинной стороны зародыша позвоночного животного на брюшную сторону, в зависимости от стадии развития, результаты будут различными: на более поздних стадиях этот участок развивается на новом месте в нервную пластинку, на более ранних — образует только покровный эпителий.

Трансплантация применялись и для изучения закономерностей послезародышевого развития, например метаморфоза земноводных, а также для изучения функции желёз внутренней секреции, например гипофиза, половых желёз. Путём трансплантации отдельных долей гипофиза животным с предварительно удалённым гипофизом удалось выяснить, какие гормоны выделяет эта железа.

Трансплантация половых желёз помогла выяснить закономерности развития вторичных половых признаков. Использование трансплантации позволило глубже изучить регенерацию, в частности выяснить значение отдельных тканевых компонентов органа, способного к регенерации (например, конечностей и хвоста у хвостатых земноводных), для направления этого процесса. Большое значение имели также соединения двух более или менее одинаковых по размеру частей (например, половин двух организмов) — сращивания, или конплантации.

Трансплантация и донорство органов не могли появиться в науке и клинической практике одномоментно. В отличие от хирургии, которая совершенствовалась поэтапно, чтобы успешно пересадить человеку органы и ткани, требовался большой багаж научных знаний: как работает организм человека, какие механизмы управляют клетками в его тканях. И конечно, усовершенствованное мастерство сшивания сосудов, знания об иммунологии и многое-многое другое.

Только в конце XIX века врачи-исследователи вплотную приблизились к идее того, что можно не только срастить поврежденные ткани на теле человека (как закрывается хирургический разрез или ранка на сбитой коленке), но даже отделить ткань или орган полностью и перенести его в другой организм. В мировую науку и практику неоценимый вклад внесли отечественные исследовали.

Работы Николая Ивановича Пирогова заложили основу современной пересадки тканей и кости. Во второй половине XIX века научное сообщество обсуждало трансплантологию как часть пластической хирургии — речь шла преимущественно о восстановлении носа, необходимости закрыть крупные повреждения на теле (от болезни или ранений), трансплантации кости, чтобы сохранить человеку здоровье, а зачастую и жизнь.

В одной из своих лекций Пирогов обратил внимание на то, что самые лучшие лекарства, которые имелись на тот момент в арсенале врача, существенно уступали тем удивительным процессам восстановления, на которые способен организм человека: «Наши лучшие средства, пластыри, швы, — писал он, — все принадлежности хирургической перевязки представляются мелочными, исчезают в ничтожестве пред этим чудным явлением, на познании которого хирург основывает самые смелые свои надежды при делании пластических операций».

Он же отмечал, что если оставалось хотя бы небольшое сообщение отделенного сосуда или ткани с организмом, то «хирург уже может льстить себя надеждой на полный успех срастения этой части с телом». Эти выводы оказались чрезвычайно важны для последующего развития трансплантологии в России и в мире, потому как именно на этом строилось впоследствии все учение о перемещении органов и тканей из одного организма в другой. Монография Пирогова «О пластических операциях вообще, о ринопластике в особенности» (1835) стала настольной книгой для целого поколения трансплантологов и пластических хирургов.

Труды по трансплантации кости проводили уже последователи Пирогова. Одним из таких специалистов был Михаил Руднев, который вместе со своими учениками подтвердил, что костный мозг является важным органом для образования кости, а в некоторых случаях только костный мозг обеспечивает приживление трансплантата. С момента открытия российских исследователей принято считать подтвержденным учение о том, что костный мозг участвует в процессе образования кости. Тогда же проводились первые опыты по восстановлению костей черепа.

Наиболее известен случай, описанный в журнале «Врач» (1883, № 13, с. 207): в начале того же года врач пересадил 71-летнему мужчине три части кости собаки для восстановления функции сустава надколенника. Это был первый описанный случай трансплантации от животного к человеку.

Попытки пересадить ткани животного человеку не всегда заканчивались успехом. Однако в работе врача-исследователя отрицательный результат дает понять, в какую сторону двигаться не стоит. Так, уже в последние годы XIX века стало ясно, что попытки пересадить человеку кожу, взятую у животного, не принесут пользы. Сам Пирогов, который уже в то время не практиковал, но внимательно следил за всем, что происходит в этой области, назвал такие опыты «биологической погрешностью».

А вот довольно смелая для 1980 года идея о пересадке кожи от умершего человека, напротив, была встречена с интересом. Оказалось, что ткани эпителия остаются жизнеспособными довольно долго после смерти человека, поэтому их можно использовать для трансплантации. Позднее хирурги на практике убедились в невозможности истинного приживления кожи, взятой от трупа. Пересаженный лоскут бесследно исчезал под воздействием лейкоцитов примерно через 1–2 месяца. Но иногда даже этого выигранного времени хватало, чтобы битва за жизнь и здоровье пациента завершилась успешно.

Поистине эпохальное для всей мировой науки и для трансплантологии в частности открытие произошло в конце XIX века, и связано оно с трудами великого русского биолога Ильи Мечникова, получившего впоследствии Нобелевскую премию за теорию иммунитета.

Возникновение инфекционной и неинфекционной иммунологии, в том числе трансплантационной, дало объяснение процессам, происходящим в пересаженных тканях. Также оно позволило врачам, занимающимся трансплантационной деятельностью, понять, почему вроде бы прижившиеся кожные лоскуты «таяли» на глазах, а другие и вовсе отторгались организмом реципиента.

В начале ХХ века на счету специалистов было множество много попыток трансплантации тканей и костей. Согласно архивным документам, уже в 1922 году профессор Московского университета хирург Петр Герцен заявил о необходимости создания отделения экспериментальной хирургии, в том числе для трансплантационной деятельности. Эту идею поддержал другой известный русский хирург Николай Бурденко.

Научное знание в тот период развивалось стремительно: успехи в естественных науках подталкивали в развитии экспериментальную и клиническую медицину, так что уже в 1931 году появилось сообщение о возможности пересадки сердца от одного тритона другому.

Б.Д. Морозов в 1931 г. в своем труде «Рабочая книга по биологии» описывал опыты с данной операцией: второе сердце, взятое от другого тритона, пересаживалось в мышцу живота. Пересаженное сердце приживалось и продолжало сокращаться, причем сокращалось с такой же скоростью, с какой билось собственное сердце тритона, но нервные связи пересаженного сердца, по словам автора, не восстанавливались.

Несмотря на очевидные первые успехи названных авторов, Е.А. Татаринов в книге «Руководство по патологической физиологии» писал: «Истинная пересадка сердца, т. е. замена одного сердца другим, даже у амфибий, возможна лишь в условиях ранней эмбриональной стадии развития организма».

Прорыв в развитии мировой и отечественной трансплантологии, в первую очередь, связывают с именем Владимира Петровича Демихова. Начиная с 1946 года он регулярно проводил уникальные операции по пересадке внутренних органов собакам.

К значимым событиям в работе Демихова можно отнести операции по пересадке мозга и первую имплантацию искусственного сердца. В 1960 году хирург подготовил книгу «Пересадка жизненно важных органов в эксперименте», ставшую первой в мире монографией по трансплантологии. Два года спустя книгу «мирового отца трансплантологии» переиздали в Нью-Йорке, Берлине, Мадриде.

Первую в мире пересадку сердца сделал Кристиан Барнард в больнице Грооте-Схур в Кейптауне в 1967 году. При этом врач неоднократно отмечал, что именно русского ученого и врача Владимира Демихова считает своим учителем.

Однако для отечественной трансплантологии «поворотный» год наступил двумя летами ранее — когда в нашей стране состоялась первая успешная пересадка почки.

Выполнена она была хирургом Борисом Васильевичем Петровским. С тех пор эта операция стала рутинной, вошла в арсенал хирургов и является самой распространенной в России и мире трансплантацией.

Накопленные знания и опыт привели к стремительному развитию трансплантологии и многим успешным практикам. Так, уже в 1987 году в России была выполнена первая успешная пересадка сердца от умершего человека молодой женщине.

Всего за несколько месяцев до операции смерть человека стали констатировать по «смерти мозга». Профессор Шумаков, его соратники и ученики добивались этого несколько десятилетий. И как только это признали законным, стало возможно развивать трансплантационную деятельность и внедрять ее в клиническую практику.

25-летняя Александра Шалькова болела кардиомиопатией, после операции по пересадке сердца она прожила еще 8,5 лет, успев выйти замуж. Как отмечал в одном из интервью Шумаков, молодая женщина умерла из-за собственной неосторожности, так как не приняла вовремя иммуносупрессоры, из-за чего началось отторжение пересаженного органа. Тогда же в НИИ трансплантологии и искусственных органов МЗ СССР было создано отделение коронарной хирургии и трансплантации сердца. Сейчас весь центр носит имя Валерия Шумакова.

Важным достижением в мировой и отечественной трансплантологии стала пересадка правой доли печени от живого родственного донора в ноябре 1997 года. Операцию провел Сергей Готье. Сейчас пациент Алексей Мишин уже взрослый человек, работает программистом, любит путешествовать.

Трансплантологи продолжают научную и практическую работу, которая ведет к открытиям и новым успехам. Так, в России состоялась уникальная для всего мирового сообщества успешная операция по трансплантации сразу трех органов девятилетнему ребенку. Операция позволила Мише из села Таранай под Южно-Сахалинском жить и развиваться, подобно сверстникам. Еще в младенчестве у мальчика обнаружили муковисцидоз. Болезнь поразила печень и легкие малыша так, что стало понятно: ему нужны новые органы. Операция длилась 16 часов и прошла успешно.

В 2020 году вьетнамские хирурги успешно пересадили мужчине новую кисть левой руки, которую ранее ампутировали у другого пациента. Пациент получил производственную травму, и врачам пришлось ампутировать ему часть левой руки. В военный госпиталь также поступил другой мужчина, который тоже пострадал на работе, попав под конвейерную ленту и повредив предплечье. Медики пытались спасти руку пациента, однако три недели лечения так и не принесли никаких результатов: в области локтя началась гангрена, поэтому было принято решение отсечь конечность. Однако кисть руки не была повреждена, и мужчина согласился добровольно пожертвовать ее другому человеку. Поскольку руку реципиента ранее уже подвергали неоднократным операциям, а сам он пережил инфекции и некроз, врачи переживали, что конечность от донора может не прижиться, но после долгих консультаций все же решились на процедуру. Спустя более чем месяц после операции, которая длилась восемь часов (медики соединили 36 мышц, две кости и много других тканей), пациент уже может самостоятельно двигать пальцами и держать в руке предметы.

Развитие трансплантологии и донорства органов уже гораздо меньше зависит от новых знаний. Сейчас основной проблемой является «искусственный» дефицит донорских органов. Государственная политика в России создает необходимые механизмы для того, чтобы трансплантационная деятельность развивалась. Именно в этих условиях на первый план выходят информированность общества в вопросах донорства, а также готовность врачей в больницах и организаторов здравоохранения в регионах налаживать трансплантационную деятельность.

Готовность людей к посмертному донорству и принятие в обществе идеи того, что это один из способов проявления бескорыстной помощи, уже сейчас позволяют спасать жизни тех, кому все известные способы лечения уже помочь не могут. И речь здесь идет о спасении нескольких тысяч жизней ежегодно.

Считаете ли вы этичным подобное «самопожертвование»?
Нам интересно знать Ваше мнение!

Источники: https://www.kommersant.ru/doc/3446520

https://kriorus.ru/content/Istoriya-transplantologii

https://rustransplant.com/svyatye-ugodniki-kak-v-hristianskih-apokrifah-poyavilis-transplantologi/

https://tass.ru/obschestvo/9739673?utm_source=google.ru&utm_medium=organic&utm_campa...

https://naked-science.ru/article/medicine/vo-vetname-proveli-pervuyu-v-mire-operatsiyu-po-transplant...

https://cyberleninka.ru/article/n/istoki-otechestvennoy-transplantologii-podvizhnichestvo-n-p-sinitsyna

КОММЕНТАРИИ 0
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий