24 515 / 2 477
Зарегистрировано пользователей: 24 515
Подтвержденных профилей врачей: 2 477
История медицины. Врачи-путешественники

История медицины насчитывает немало примеров того, как естествоиспытатели, ученые и врачи шли нетореными тропами, совершая открытия не только в области медицины, но и собирая бесценные материалы в области естественных наук.

Представляем вашему вниманию подборку, посвященную врачам-путешественникам – и их открытиям!

Леонид Михайлович Старокадомский (1875—1962)

Русский врач и будущий полярный исследователь после окончания в 1899 году с отличием Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге служил в Брест-Литовском госпитале. В 1909 году, блестяще защитив диссертацию на степень доктора медицины, Старокадомский получил и принял приглашение на должность судового врача ледокольного парохода «Таймыр», готовившегося совместно с ледокольным пароходом «Вайгач» к гидрографической экспедиции в Северный Ледовитый океан.

В 1913 году экспедицией Б.А. Вилькицкого, в команде которого находился Леонид Михайлович, было сделано крупнейшее географическое открытие XX столетия – к северу от полуострова Таймыр была обнаружена неизвестная обширная гористая земля, которую первооткрыватели назвали Землей Николая II. Первыми, кто практически одновременно заметил неизвестную землю, были врач «Таймыра» Старокадомский и вахтенные начальники «Вайгача» Н.И. Евгенов и К.К. Неупокоев. К юго-востоку от этой земли Старокадомский обнаружил еще один, маленький, островок.

Старокадомский пользовался большим уважением у всех членов экспедиции и был для них непререкаемым авторитетом. Несмотря на увечье, полученное в госпитале, он сам выполнял многочисленные работы и ухитрялся одной рукой делать хирургические операции. Многочисленные научные и врачебные обязанности не мешали ему вести дневник, на базе которого он впоследствии написал известную книгу «Пять плаваний в Северном Ледовитом океане». За время плаваний им собраны значительные коллекции морских и наземных животных, а также растений.

После завершения экспедиции Старокадомский остался на Севере, работал врачом на строительстве Мурманской железной дороги и в Архангельске, а затем — с 1936 года — в Центральной научно-исследовательской лаборатории гигиены и санитарии водного транспорта Минздрава СССР. Старокадомский владел несколькими иностранными языками и перевел на русский язык ряд научных изданий по специальным медицинским вопросам, сотрудничал в Большой Советской энциклопедии.

Николай Миклухо-Маклай (1846—1888)

Пожалуй, один из самых известных путешественников врачебной специальности. В течение двух лет он слушал физиков и натуралистов, а также юристов и философов в Гейдельбергском университете. В Лейпциге Н. Н. Миклухо-Маклай усердно занимался на медицинском факультете анатомией, одновременно слушая лекции по естественным наукам и на других факультетах. Свое медицинское образование Н. Н. Миклухо-Маклай продолжил в Иене, где посещал лекции знаменитого ученого-дарвиниста Эрнста Геккеля, тогда еще молодого профессора зоологии, что значительно отразилось в будущих работах знаменитого путешественника. Интерес к сравнительной анатомии у него сохранился на всю жизнь.

За время недолгого обучения в Германии произошло печальное событие: Миклухо-Маклай лечил девушку, которая вскоре умерла, но перед смертью завещала сохранить свой череп. Николай сделал из черепа настольную лампу и не расставался с ней даже во время путешествий.

В 1868 году Миклухо-Маклай закончил медицинский факультет Йенского университета; поскольку он не собирался становиться практикующим врачом, то отказался от сдачи государственных экзаменов. Продолжая ассистировать Геккелю, он занялся разработкой двух параллельных тем: морфологии губок и эволюции нервной системы животных, описал новый вид, открытый в Арресифе.

В июле 1868 года Миклухо-Маклай написал свою третью статью — «К сравнительной анатомии мозга», основанную на собственных полевых материалах по мозгу акул. Здесь он впервые обратился к теоретическим вопросам и критиковал тогдашнего авторитета в нейрофизиологии — академика Карла Бэра. В статье Николай Николаевич кратко изложил своё понимание механизма эволюции, в отличие от своих учителей Дарвина и Геккеля — апологетов борьбы за существования, считая её дифференциацией, то есть переходом от исходной формы к иным формам, не обязательно высшим.

В Гонконге антрополог заинтересовался феноменом наркомании и намеревался посетить опиумную курильню, чтобы на собственном опыте испытать действие опиума. Врач-англичанин Клоус отговаривал Николая Николаевича от этого шага, но в итоге согласился присутствовать при эксперименте. Опыт проводился в Китайском клубе, где исследователь за три часа выкурил 27 трубок (суммарно — 7 г опиума) — дозу, значительно превышающую обычную для китайских курильщиков. Пройдя все фазы наркотического опьянения, учёный впал в прострацию, а следующие два дня испытывал головокружения и тяжесть в ногах. По результатам опыта Миклухо-Маклай опубликовал статью «Опыт курения опиума (физиологическая заметка)».

В целом же путешественник:

  • внес немаловажный вклад в развенчание антропологических мифов об особенностях строения тела у папуасов;
  • стал первооткрывателем сенойских племен семелай и темок, а также небольшого семангского племени батак-де;
  • в экспериментах раскрыл первые сведения о биологической особенности клоачных (наблюдая и препарируя ехидну и утконоса);
  • впервые описал морские террасы на северо-восточном побережье Новой Гвинеи и выявил причины их образования;
  • первым провел наблюдение температуры на глубине 1000 саж в экваториальном районе Атлантического океана;
  • открыл на северо-востоке Новой Гвинеи архипелаг Довольных людей (по легенде — названный так после того, как жители этой островной группы очень дружелюбно встретили Миклухо-Маклая);
  • проводил длительные стационарные полевые исследования в тропической зоне.

Этнограф и путешественник Константин Куксин пишет о главной заслуге Николая Николаевича так:

«Именно Миклухо-Маклай предложил метод, по которому мы работаем сейчас — метод включенного наблюдения. Он просто стал жить с народом так, как живет этот народ. Не со стороны изучал, как было до него: "ах, какие любопытные папуасы!", а жил вместе, не делая границ». Он фиксировал ритуалы и ежедневные занятия папуасов – как они делают пироги или материю из коры, обучают детей и воинов, и доказывал: «Это такие же люди, как везде».

Фома Матвеевич Августинович (1809—1891)

В год выпуска из академии (в 1835 году) издал свою первую книгу — атлас хирургических инструментов, за который получил премию 300 рублей.

Работая в Курской, Полтавской и Пермской губерниях, разработал наставления для фельдшеров о помощи укушенным бешеными собаками и о лечении сибирской язвы.

В 1870-х гг. путешествовал по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку.

Считается первым исследователем Сахалина, написал две книги об острове, которые оказали влияние на А. П. Чехова и побудили писателя совершить собственное путешествие. Именем Августиновича названа гора на Сахалине (высота 1034 метра, входит в Сусунайский хребет).

Всего за девять месяцев жизни на острове Ф.М. Августинович определил 110 видов растений — гербарий, ставший основой для изучения флоры Северо-Восточной Азии. Вся коллекция, собранная Августиновичем за годы его наблюдений и трудов, сейчас находится в гербарии ботанического сада БИН РАН и насчитывает около 40 тысяч экземпляров (кроме многочисленных дублей, разосланных в другие гербарии).

Среди жителей Восточной Сибири он был знаменит как врач, к нему привозили пациентов за сотни километров.

Фома Матвеевич также изучал быт ороков, нивхов и айнов. Вернувшись с Сахалина, он организовал первую «Сахалинскую сельскохозяйственную выставку» и издал книгу «Жизнь русских и инородцев на Сахалине».

Владимир Иванович Даль (1801 – 1872)

В 1828 г. Владимир Иванович досрочно сдал экзамен на доктора медицины и хирургии в связи с началом войны с турками, на которой начал карьеру военного врача.

Во время польского восстания в 1831 г. Даль возвёл из подручных средств понтонный мост при переправе Ридигера через Вислу у Юзефува, а после перехода русского корпуса через реку, разрушил его. За это получил выговор от руководства и боевой Владимирский крест от Николая I.

С 1833 г. Даль начал собирать фольклор. Попутно работая чиновником особых поручений в Оренбурге, Владимир Иванович занимался естественными науками и собрал такие коллекции по флоре и фауне Оренбургского края, что в 1838 г. его избрали членом-корреспондентом Петербургской академии наук по физико-математическому отделению.  

Фредерик Альберт Кук (1865–1940)

Десятилетиями на страницах научных и популярных изданий продолжалась дискуссия: кто — Фредерик Кук или Роберт Пири — первым достиг Северного полюса?

Любопытно, что в 1891 году — в самом начале экспедиции в Гренландию — Пири сломал ногу. И только благодаря экспедиционному врачу Фредерику А. Куку полярная карьера Пири на этом не завершилась. Пациент высоко оценивал талант своего хирурга: «Я многим обязан его профессиональному искусству, терпеливости и хладнокровию... Он был всегда полезным и неутомимым работником».

При этом все результаты экспедиции Пири считал принадлежащими лично ему: когда Кук по возвращении выразил желание опубликовать материалы своих наблюдений об образе жизни эскимосов, Пири категорически запретил печатать их.

Вернувшись из Северо-Гренландской экспедиции (1891-1892), которую возглавлял Пири, Фредерик Кук решительно отказался принять участие в дальнейших поездках со своим пациентом. После этого Кук присоединился к Бельгийской антарктической экспедиции барона Адриена де Жерлаша. Со своим предшествующим опытом и знаниями врача-полярника Кук, по свидетельству норвежского моряка Руала Амундсена, спас от цинги и неминуемой гибели всю экспедицию и помог вырвать из ледового плена экспедиционное судно.

Кстати, благодаря исследовательским разработкам отечественных и международных дрейфующих станций, а также фотографиям из космоса, удалось установить, что Кук достиг Северного полюса первым.

Самое интересное из наблюдений Кука на полюсе — сведения об осадконакоплении, а также верное установление ледникового происхождения полярного феномена – дрейфующего «ледяного острова» (который Кук изначально принял за сушу и даже назвал «Землей Брэдли» по фамилии миллионера, спонсировавшего экспедицию). Открытием Кук на несколько десятилетий опередил наблюдения последователей, располагавших куда большим набором исследовательского инструментария.

Мунго Парк (1771–1806)

Шотландский врач и путешественник вошёл в историю как один из первых исследователей африканской реки Нигер, которая вплоть до конца XVIII века оставалась загадкой для европейцев.

В мае 1795 года «Африканская ассоциация» Великобритании снарядила экспедицию, состоявшую всего из четырех человек, одним из которых был ребенок-слуга. Перед Мунго Парком, как руководителем экспедиции, стояла задача исследовать внутренние районы Западной Африки и плохо изученные ранее участки реки Нигер.

Насколько опасно было путешествовать по Африке, демонстрирует то, что Мунго был полностью ограблен, а затем 4 месяца удерживался в плену у шейха Али. В конце концов, он сбежал, украв свою лошадь и компас. И стал первым европейцем, добравшимся до столицы бамбарского народа Сегу в июле 1796 года.

Несмотря на все трудности пути, Мунго Парк выяснил, что Нигер течёт на восток. А также что эта река не связана с двумя другими (Сенегалом и Гамбией). Дальнейший путь учёного снова прервала болезнь, но после возвращения в Шотландию (где его считали погибшим) ученому еще предстояло совершить экспедицию в Африку.

Вторая экспедиция была организована гораздо лучше. Мунго, его друг детства Александр и команда из 37 человек начали путешествие в конце января 1805 года и достигли реки Нигер в середине августа. К сожалению, смерть от дизентерии и лихорадки забирала путешественников одного за другим — в конце октября оставшиеся в живых (Мунго, поручик Мартин, 3 солдата, гид и 3 носильщика) объединили две лодки в одну и отправили второго гида Исаако с письмом в Англию, в котором Мунго пообещал найти источник Нигера или умереть, пытаясь его отыскать.

Вернувшись в Африку, Исаако нашел лишь второго проводника, поведовавшего, что лодка застряла на скалах и подверглась нападению племен Нигерии. Путешественники прыгнули в реку, из которой так и не выбрались.

Годом смерти Мунго считается январь 1806 г. Тогда исследователю было 35 лет.

Многие виды растений были названы в его честь, например, дерево Ши (masłorz Parka).

Медаль «Мунго Парка», спонсором которой является Королевское шотландское географическое общество, присуждается исследователям и путешественникам, работающим в особо сложных и опасных условиях исследования. Например, награда была вручена Туру Хейердалу за экспедицию Кон-Тики.

§

Мы при всем желании не смогли охватить и малой толики естествоиспытателей и исследователей врачебной специальности — для того, чтобы с признанием и уважением рассказать о каждом из них, не хватило бы, пожалуй, и целой энциклопедии.

Но во время подготовки публикации мы обратили внимание на самых известных ученых, одними из общих черт которых были недюжинный ум, творческий и гибкий подход, открытость к новым знаниям, внимательность и безаветная преданность делу — качества, отличающие многих врачей и развивающиеся по мере их роста в профессии. А, возможно, «виновниками» их удивительных открытий и наблюдений внутренние причины — выход «за рамки» только лишь роли врача — остается лишь предполагать.

И все же именно эти качества помогают научным исследователям — от молодых специалистов до экспертов — совершать открытия в различных областях практической медицины, расширять возможности лечения и подходы к диагностике, сохранять жизни пациентов, модифицировать факторы таким образом, чтобы повышать само качество их жизни. — И уже в ближайшие дни «первооткрыватели» и эксперты, основой важных клинических наблюдений которых становится сам их опыт, выступят онлайн с докладами, посвященными обсуждению заболеваний, ассоциированных с метаболическими нарушениями.

Конференция 18 апреля под руководством члена-корреспондента РАН, д. м. н., профессора Нины Александровны Петуниной представит слушателям тренды в мировой диабетологии и современный взгляд на ведение пациентов с ожирением, сахарным диабетом, диабетической ретинопатией и репродуктивное здоровье женщин: https://therapy.school/events/aktualnye-voprosy-klinicheskoy-endokrinologii/

Другая онлайн-конференция – 19 апреля – предложит практикующим специалистам первичного звена, а также эндокринологам, кардиологам, гинекологам, специалистам по инфекционным болезням и онкологам рассмотреть привычные стратегии терапии в свете последних открытий в области эндокринологии и актуальных клинических наблюдений.

Руководитель конференции – д. м. н., профессор, заведующий кафедрой эндокринологии РМАНПО Минздрава России, руководитель сетевой кафедры ЮНЕСКО «Биоэтика сахарного диабета как глобальная проблема» Александр Сергеевич Аметов.

Присоединяйтесь: https://therapy.school/events/translyatsionnaya-meditsina-konferentsiya-molodykh-uchenykh/

Источники:

История медицины. Врачи-путешественники
  • 537
  • 0

История медицины. Врачи-путешественники

16.04.2023

История медицины насчитывает немало примеров того, как естествоиспытатели, ученые и врачи шли нетореными тропами, совершая открытия не только в области медицины, но и собирая бесценные материалы в области естественных наук.

Представляем вашему вниманию подборку, посвященную врачам-путешественникам – и их открытиям!

Леонид Михайлович Старокадомский (1875—1962)

Русский врач и будущий полярный исследователь после окончания в 1899 году с отличием Военно-медицинской академии в Санкт-Петербурге служил в Брест-Литовском госпитале. В 1909 году, блестяще защитив диссертацию на степень доктора медицины, Старокадомский получил и принял приглашение на должность судового врача ледокольного парохода «Таймыр», готовившегося совместно с ледокольным пароходом «Вайгач» к гидрографической экспедиции в Северный Ледовитый океан.

В 1913 году экспедицией Б.А. Вилькицкого, в команде которого находился Леонид Михайлович, было сделано крупнейшее географическое открытие XX столетия – к северу от полуострова Таймыр была обнаружена неизвестная обширная гористая земля, которую первооткрыватели назвали Землей Николая II. Первыми, кто практически одновременно заметил неизвестную землю, были врач «Таймыра» Старокадомский и вахтенные начальники «Вайгача» Н.И. Евгенов и К.К. Неупокоев. К юго-востоку от этой земли Старокадомский обнаружил еще один, маленький, островок.

Старокадомский пользовался большим уважением у всех членов экспедиции и был для них непререкаемым авторитетом. Несмотря на увечье, полученное в госпитале, он сам выполнял многочисленные работы и ухитрялся одной рукой делать хирургические операции. Многочисленные научные и врачебные обязанности не мешали ему вести дневник, на базе которого он впоследствии написал известную книгу «Пять плаваний в Северном Ледовитом океане». За время плаваний им собраны значительные коллекции морских и наземных животных, а также растений.

После завершения экспедиции Старокадомский остался на Севере, работал врачом на строительстве Мурманской железной дороги и в Архангельске, а затем — с 1936 года — в Центральной научно-исследовательской лаборатории гигиены и санитарии водного транспорта Минздрава СССР. Старокадомский владел несколькими иностранными языками и перевел на русский язык ряд научных изданий по специальным медицинским вопросам, сотрудничал в Большой Советской энциклопедии.

Николай Миклухо-Маклай (1846—1888)

Пожалуй, один из самых известных путешественников врачебной специальности. В течение двух лет он слушал физиков и натуралистов, а также юристов и философов в Гейдельбергском университете. В Лейпциге Н. Н. Миклухо-Маклай усердно занимался на медицинском факультете анатомией, одновременно слушая лекции по естественным наукам и на других факультетах. Свое медицинское образование Н. Н. Миклухо-Маклай продолжил в Иене, где посещал лекции знаменитого ученого-дарвиниста Эрнста Геккеля, тогда еще молодого профессора зоологии, что значительно отразилось в будущих работах знаменитого путешественника. Интерес к сравнительной анатомии у него сохранился на всю жизнь.

За время недолгого обучения в Германии произошло печальное событие: Миклухо-Маклай лечил девушку, которая вскоре умерла, но перед смертью завещала сохранить свой череп. Николай сделал из черепа настольную лампу и не расставался с ней даже во время путешествий.

В 1868 году Миклухо-Маклай закончил медицинский факультет Йенского университета; поскольку он не собирался становиться практикующим врачом, то отказался от сдачи государственных экзаменов. Продолжая ассистировать Геккелю, он занялся разработкой двух параллельных тем: морфологии губок и эволюции нервной системы животных, описал новый вид, открытый в Арресифе.

В июле 1868 года Миклухо-Маклай написал свою третью статью — «К сравнительной анатомии мозга», основанную на собственных полевых материалах по мозгу акул. Здесь он впервые обратился к теоретическим вопросам и критиковал тогдашнего авторитета в нейрофизиологии — академика Карла Бэра. В статье Николай Николаевич кратко изложил своё понимание механизма эволюции, в отличие от своих учителей Дарвина и Геккеля — апологетов борьбы за существования, считая её дифференциацией, то есть переходом от исходной формы к иным формам, не обязательно высшим.

В Гонконге антрополог заинтересовался феноменом наркомании и намеревался посетить опиумную курильню, чтобы на собственном опыте испытать действие опиума. Врач-англичанин Клоус отговаривал Николая Николаевича от этого шага, но в итоге согласился присутствовать при эксперименте. Опыт проводился в Китайском клубе, где исследователь за три часа выкурил 27 трубок (суммарно — 7 г опиума) — дозу, значительно превышающую обычную для китайских курильщиков. Пройдя все фазы наркотического опьянения, учёный впал в прострацию, а следующие два дня испытывал головокружения и тяжесть в ногах. По результатам опыта Миклухо-Маклай опубликовал статью «Опыт курения опиума (физиологическая заметка)».

В целом же путешественник:

  • внес немаловажный вклад в развенчание антропологических мифов об особенностях строения тела у папуасов;
  • стал первооткрывателем сенойских племен семелай и темок, а также небольшого семангского племени батак-де;
  • в экспериментах раскрыл первые сведения о биологической особенности клоачных (наблюдая и препарируя ехидну и утконоса);
  • впервые описал морские террасы на северо-восточном побережье Новой Гвинеи и выявил причины их образования;
  • первым провел наблюдение температуры на глубине 1000 саж в экваториальном районе Атлантического океана;
  • открыл на северо-востоке Новой Гвинеи архипелаг Довольных людей (по легенде — названный так после того, как жители этой островной группы очень дружелюбно встретили Миклухо-Маклая);
  • проводил длительные стационарные полевые исследования в тропической зоне.

Этнограф и путешественник Константин Куксин пишет о главной заслуге Николая Николаевича так:

«Именно Миклухо-Маклай предложил метод, по которому мы работаем сейчас — метод включенного наблюдения. Он просто стал жить с народом так, как живет этот народ. Не со стороны изучал, как было до него: "ах, какие любопытные папуасы!", а жил вместе, не делая границ». Он фиксировал ритуалы и ежедневные занятия папуасов – как они делают пироги или материю из коры, обучают детей и воинов, и доказывал: «Это такие же люди, как везде».

Фома Матвеевич Августинович (1809—1891)

В год выпуска из академии (в 1835 году) издал свою первую книгу — атлас хирургических инструментов, за который получил премию 300 рублей.

Работая в Курской, Полтавской и Пермской губерниях, разработал наставления для фельдшеров о помощи укушенным бешеными собаками и о лечении сибирской язвы.

В 1870-х гг. путешествовал по Уралу, Сибири и Дальнему Востоку.

Считается первым исследователем Сахалина, написал две книги об острове, которые оказали влияние на А. П. Чехова и побудили писателя совершить собственное путешествие. Именем Августиновича названа гора на Сахалине (высота 1034 метра, входит в Сусунайский хребет).

Всего за девять месяцев жизни на острове Ф.М. Августинович определил 110 видов растений — гербарий, ставший основой для изучения флоры Северо-Восточной Азии. Вся коллекция, собранная Августиновичем за годы его наблюдений и трудов, сейчас находится в гербарии ботанического сада БИН РАН и насчитывает около 40 тысяч экземпляров (кроме многочисленных дублей, разосланных в другие гербарии).

Среди жителей Восточной Сибири он был знаменит как врач, к нему привозили пациентов за сотни километров.

Фома Матвеевич также изучал быт ороков, нивхов и айнов. Вернувшись с Сахалина, он организовал первую «Сахалинскую сельскохозяйственную выставку» и издал книгу «Жизнь русских и инородцев на Сахалине».

Владимир Иванович Даль (1801 – 1872)

В 1828 г. Владимир Иванович досрочно сдал экзамен на доктора медицины и хирургии в связи с началом войны с турками, на которой начал карьеру военного врача.

Во время польского восстания в 1831 г. Даль возвёл из подручных средств понтонный мост при переправе Ридигера через Вислу у Юзефува, а после перехода русского корпуса через реку, разрушил его. За это получил выговор от руководства и боевой Владимирский крест от Николая I.

С 1833 г. Даль начал собирать фольклор. Попутно работая чиновником особых поручений в Оренбурге, Владимир Иванович занимался естественными науками и собрал такие коллекции по флоре и фауне Оренбургского края, что в 1838 г. его избрали членом-корреспондентом Петербургской академии наук по физико-математическому отделению.  

Фредерик Альберт Кук (1865–1940)

Десятилетиями на страницах научных и популярных изданий продолжалась дискуссия: кто — Фредерик Кук или Роберт Пири — первым достиг Северного полюса?

Любопытно, что в 1891 году — в самом начале экспедиции в Гренландию — Пири сломал ногу. И только благодаря экспедиционному врачу Фредерику А. Куку полярная карьера Пири на этом не завершилась. Пациент высоко оценивал талант своего хирурга: «Я многим обязан его профессиональному искусству, терпеливости и хладнокровию... Он был всегда полезным и неутомимым работником».

При этом все результаты экспедиции Пири считал принадлежащими лично ему: когда Кук по возвращении выразил желание опубликовать материалы своих наблюдений об образе жизни эскимосов, Пири категорически запретил печатать их.

Вернувшись из Северо-Гренландской экспедиции (1891-1892), которую возглавлял Пири, Фредерик Кук решительно отказался принять участие в дальнейших поездках со своим пациентом. После этого Кук присоединился к Бельгийской антарктической экспедиции барона Адриена де Жерлаша. Со своим предшествующим опытом и знаниями врача-полярника Кук, по свидетельству норвежского моряка Руала Амундсена, спас от цинги и неминуемой гибели всю экспедицию и помог вырвать из ледового плена экспедиционное судно.

Кстати, благодаря исследовательским разработкам отечественных и международных дрейфующих станций, а также фотографиям из космоса, удалось установить, что Кук достиг Северного полюса первым.

Самое интересное из наблюдений Кука на полюсе — сведения об осадконакоплении, а также верное установление ледникового происхождения полярного феномена – дрейфующего «ледяного острова» (который Кук изначально принял за сушу и даже назвал «Землей Брэдли» по фамилии миллионера, спонсировавшего экспедицию). Открытием Кук на несколько десятилетий опередил наблюдения последователей, располагавших куда большим набором исследовательского инструментария.

Мунго Парк (1771–1806)

Шотландский врач и путешественник вошёл в историю как один из первых исследователей африканской реки Нигер, которая вплоть до конца XVIII века оставалась загадкой для европейцев.

В мае 1795 года «Африканская ассоциация» Великобритании снарядила экспедицию, состоявшую всего из четырех человек, одним из которых был ребенок-слуга. Перед Мунго Парком, как руководителем экспедиции, стояла задача исследовать внутренние районы Западной Африки и плохо изученные ранее участки реки Нигер.

Насколько опасно было путешествовать по Африке, демонстрирует то, что Мунго был полностью ограблен, а затем 4 месяца удерживался в плену у шейха Али. В конце концов, он сбежал, украв свою лошадь и компас. И стал первым европейцем, добравшимся до столицы бамбарского народа Сегу в июле 1796 года.

Несмотря на все трудности пути, Мунго Парк выяснил, что Нигер течёт на восток. А также что эта река не связана с двумя другими (Сенегалом и Гамбией). Дальнейший путь учёного снова прервала болезнь, но после возвращения в Шотландию (где его считали погибшим) ученому еще предстояло совершить экспедицию в Африку.

Вторая экспедиция была организована гораздо лучше. Мунго, его друг детства Александр и команда из 37 человек начали путешествие в конце января 1805 года и достигли реки Нигер в середине августа. К сожалению, смерть от дизентерии и лихорадки забирала путешественников одного за другим — в конце октября оставшиеся в живых (Мунго, поручик Мартин, 3 солдата, гид и 3 носильщика) объединили две лодки в одну и отправили второго гида Исаако с письмом в Англию, в котором Мунго пообещал найти источник Нигера или умереть, пытаясь его отыскать.

Вернувшись в Африку, Исаако нашел лишь второго проводника, поведовавшего, что лодка застряла на скалах и подверглась нападению племен Нигерии. Путешественники прыгнули в реку, из которой так и не выбрались.

Годом смерти Мунго считается январь 1806 г. Тогда исследователю было 35 лет.

Многие виды растений были названы в его честь, например, дерево Ши (masłorz Parka).

Медаль «Мунго Парка», спонсором которой является Королевское шотландское географическое общество, присуждается исследователям и путешественникам, работающим в особо сложных и опасных условиях исследования. Например, награда была вручена Туру Хейердалу за экспедицию Кон-Тики.

§

Мы при всем желании не смогли охватить и малой толики естествоиспытателей и исследователей врачебной специальности — для того, чтобы с признанием и уважением рассказать о каждом из них, не хватило бы, пожалуй, и целой энциклопедии.

Но во время подготовки публикации мы обратили внимание на самых известных ученых, одними из общих черт которых были недюжинный ум, творческий и гибкий подход, открытость к новым знаниям, внимательность и безаветная преданность делу — качества, отличающие многих врачей и развивающиеся по мере их роста в профессии. А, возможно, «виновниками» их удивительных открытий и наблюдений внутренние причины — выход «за рамки» только лишь роли врача — остается лишь предполагать.

И все же именно эти качества помогают научным исследователям — от молодых специалистов до экспертов — совершать открытия в различных областях практической медицины, расширять возможности лечения и подходы к диагностике, сохранять жизни пациентов, модифицировать факторы таким образом, чтобы повышать само качество их жизни. — И уже в ближайшие дни «первооткрыватели» и эксперты, основой важных клинических наблюдений которых становится сам их опыт, выступят онлайн с докладами, посвященными обсуждению заболеваний, ассоциированных с метаболическими нарушениями.

Конференция 18 апреля под руководством члена-корреспондента РАН, д. м. н., профессора Нины Александровны Петуниной представит слушателям тренды в мировой диабетологии и современный взгляд на ведение пациентов с ожирением, сахарным диабетом, диабетической ретинопатией и репродуктивное здоровье женщин: https://therapy.school/events/aktualnye-voprosy-klinicheskoy-endokrinologii/

Другая онлайн-конференция – 19 апреля – предложит практикующим специалистам первичного звена, а также эндокринологам, кардиологам, гинекологам, специалистам по инфекционным болезням и онкологам рассмотреть привычные стратегии терапии в свете последних открытий в области эндокринологии и актуальных клинических наблюдений.

Руководитель конференции – д. м. н., профессор, заведующий кафедрой эндокринологии РМАНПО Минздрава России, руководитель сетевой кафедры ЮНЕСКО «Биоэтика сахарного диабета как глобальная проблема» Александр Сергеевич Аметов.

Присоединяйтесь: https://therapy.school/events/translyatsionnaya-meditsina-konferentsiya-molodykh-uchenykh/

Источники:

КОММЕНТАРИИ 0
Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий